Blues de Moscou (часть 1) — Майк Науменко

Sladkaya N - Maik NaumenkoЖена Майка Науменко Наталья вспоминала, что ее муж очень трепетно относился к Петербургу и не мыслил без него жизни. Соответственно, будучи настоящим ленинградцем, к Москве он испытывал далеко не самые теплые чувства, хотя в столице у него было огромное количество поклонников, и многих москвичей он считал своими друзьями. Все это нашло отражение в песне “Blues de Moscou (часть 1)”.

Майк сочинил ее в соавторстве с Игорем Петровским вскоре после их неудачного визита в Москву. Случился тот памятный вояж в период, когда Науменко еще не был всесоюзно известной «звездой панк-рока».

Вот что музыкант рассказывал об истории создания “Blues de Moscou” на квартирнике в начале восьмидесятых:

Эта песня совершенно конкретная и совершенно документальная. Однажды мы с моим приятелем Ишей Петровским (это прекрасный ленинградский художник, мало кому известный, к сожалению) съездили в Москву. Не найдя своих знакомых мы ужасно огорчились, ужасно напились. И приехав в Ленинград в состоянии жесточайшего похмелья, вдумчиво опохмелившись, написали эту документальную песню. В песне нет ни слова неправды!

Петровский очень подробно описывал то неожиданное путешествие. Судя по его рассказу, текст песни весьма точно описывает все происходившее. Приятели, прихватив запас спиртного («мы киряем свой портвейн») и с трудом собранную незначительную сумму («в кармане голяк»), отправились в столицу, где намеревались остановиться у знакомых. Созвониться с кем-нибудь из них заранее у них не получилось, но сей факт их не остановил.

Приехав в Москву, парни некоторое время побродили по улицам, но промозглая погода не располагала к длительному пребыванию на свежем воздухе. Пора было отправляться в гости, но все известные им телефоны молчали («здесь нас никто не любит и не зовет на флэт»). Поганое настроение лишь усиливалось от звучавшей повсюду дерьмовой музыки («никто не слышал Stranglers, на топе только Space»).

Наконец они попали в гости к приятелю Майка по университету, где познакомились с его очень милыми родителями. Но вскоре стало ясно, что столь приличная компания совсем не соответствует их настроению, и товарищи отправились дальше в поисках приключений. Заночевать удалось у бывшей девушки Науменко, но дольше одного дня остановиться у нее не удалось из-за мужа-немца, которому странные друзья жены явно не понравились.

Пора было уезжать домой, но не осталось денег. Петровский дозвонился знакомой в Питер и попросил ее отправить небольшую сумму, но даже с этим возникли проблемы («меня динамит телеграф, не выдавая перевод»). Пришлось брать в долг у приютившей их приятельницы.

Когда друзья вернулись из Москвы, идея сочинить песню об их похождениях родилась сама собой. Оттолкнувшись от сточки «здесь нас никто не любит», они часа за полтора сочинили текст композиции под рабочим названием «Блюз с подробным и обстоятельным описанием того, как Майк и Иша обломались в Москве в марте 1980 года”.

Впоследствии Науменко несколько изменил текст и назвал песню “Blues de Moscou”. Она вошла в дебютную пластинку группы «Зоопарк» «Сладкая N и другие» (1980).

Интересные факты

  • Вторую часть “Blues de Moscou” Майк написал, когда уже стал звездой русского рока, и в столице у него появилось множество почитателей.

Текст песни Blues de Moscou

Здесь нас никто не любит, и мы не любим их.
Все ездят на метро, ну а мы не из таких.
Мы берем мотор, хотя в кармане голяк,
И мы киряем свой портвейн, мы пьем чужой коньяк.
Я не люблю Таганку, ненавижу Арбат.
Еще по одной — и пора назад.

Здесь нас никто не любит, и не зовет на флэт,
Не выставляет пиво, не готовит нам обед.
Мы всем поддерживаем кайф, нам кайф ломают кругом,
В Сокольниках и в центре один крутой облом.
Здесь холодно и гадко, здесь очень не в умат.
Еще по одной — и пора назад.

И барышни в столице милы, но не для нас,
Они не любят звезд панк-рока, идут в сплошной отказ.
Меня динамит телеграф, не выдавая перевод.
Мне некуда укрыться, когда болит живот.
Из порванной штанины глядит мой голый зад.
Еще по одной — и пора назад.

Там стрёмно в магазинах, там все не как у нас,
Там не достать портвейн, в продаже только квас.
Народ там озверевший, он бьет друг другу фейс.
Никто не слышал «Stranglers», на топе только «Space».
От этой всей достачи так и тянет на мат.
Еще по одной — и пора назад.

Цитаты о песне

Эта вещь единственная в альбоме, написанная не мной одним, а в содружестве с Игорем «Ишей» Петровским. Он лучший в мире панк-вокалист, а Роттен — его жалкое подобие.

Майк Науменко, «Рокси», N4

В момент написания мы некоторое время сомневались, как правильно сказать: «барышни в столице» или «местные чувихи», и как лучше: «здесь все не как у нас» или «здесь все, как не у нас».

Игорь Петровский, «Комментарии к комментариям…», 1994.

Ваше мнение о песне?